Писатель раскрывает все грани отцовства в уморительных рассказах о сыне — Журнал Square

Писатель раскрывает все грани отцовства в уморительных рассказах о сыне

Не у каждого родителя есть время на то, чтобы изучать талмуды по воспитанию детей. На помощь приходит Олег Батлук, писатель и блогер, чьи истории — яркий коктейль из юмора и проверенных советов опытного папы.

Ваше тело — испытательной полигон ребенка

Писатель раскрывает все грани отцовства в уморительных рассказах о сыне

Я вздрагиваю и вновь открываю глаза. Пальчики Артема торчат из моих ноздрей. Он использовал мои ноздри, чтобы подтянуться поближе ко мне.

Вы не устоите перед сокрушительной силой умиления

Писатель раскрывает все грани отцовства в уморительных рассказах о сыне

Как же я сразу посыпался! Как малолетка перед Егором Кридом. Тут же с порога отдал сыночку всю запрещенку: мобильный телефон, ключи от машины, очки.

Если бы Артемка в этот момент сказал: «Папа, папа, я женюсь на татуированной дуре с зелеными волосами и тремя кредитами» — я бы ответил: «Хорошо, сынок, живите здесь, а мы с мамой поселимся во дворе в палисаднике».

Гибкость — основа близости

Траектория движения малыша непредсказуема. Это знает каждый родитель. Если взрослые не научатся сворачивать со своей правильной прямой, они рискуют никогда не встретиться с собственными детьми.

Кровать больше не ваша собственность

Писатель раскрывает все грани отцовства в уморительных рассказах о сыне

Какая же это идиллия: слева жена, справа я, а посередине сопит наш малыш. Засыпаешь — и будто слышишь, как десятки розовых фей порхают вокруг вас, точно мотыльки.

Но первая эмоция ранним утром следующего дня — ощущение тотальной тревоги. За ночь случилось что-то непоправимое. Я вдавлен в стену спальни какой-то чудовищной силой.

Жены нет рядом. Где моя жена? Ах, вот она, свернулась калачиком у меня в ногах. Что же случилось здесь за несколько часов ночного сна? Нас с женой словно разбросало в стороны ядерным взрывом… А вот и он, эпицентр взрыва: по-прежнему лежит и посапывает рядом, только теперь уже в победном одиночестве посередине кровати, в позе звезды.

Воспитание ребенка — это искусство

Писатель раскрывает все грани отцовства в уморительных рассказах о сыне

Относитесь к родительству проще

Некоторые родители слишком серьезно относятся к своему родительству. Несут его как корону. Даже приседают под тяжестью. Словно они воспитывают Ким Чен Ына, отца народов. Русский человек вообще немного болен мессианством. Он даже ведро выносит так, будто этим спасает мир.

Так и хочется сказать таким: расслабьтесь, товарищи, не морщите лицо, не корчите Гамлета. Это не спорт высших достижений, спрячьте мельдоний кружков и секций, веселее, вы в хоккее, как говаривал наш легендарный тренер Тарасов. Ребенок не корзина для всех ваших яиц, не Белка и Стрелка для ваших ракет.

Нужно, чтобы вы радовались его радостями, а не он печалился вашими печалями.

Не делайте из ребенка второго себя

Писатель раскрывает все грани отцовства в уморительных рассказах о сыне

Твой ребенок — это маленький ты. Вот, пожалуй, главная из родительских ересей. Твой ребенок — это не маленький ты. Это маленький он. И потом, когда подрастет, это тоже не будет большой ты. Это будет большой он.

За каждым криком, скрывается информация

Артем стоит возле своего детского стульчика и орет. Очень громко и, главное, без причины. Все, думаю, откладывать больше нельзя, пора начинать воспитывать.

Объясняю, что его вопли беспричинны. Орет. Умело манипулирую и говорю, что папа старый и сейчас помрет от его сирены. Орет. Наконец, сдаюсь и приглашаю его подойти для падения в мои объятия. Орет! Я взрываюсь и триумфально завершаю воспитательный процесс словами: «Ну и стой там возле своего стула и ори, если тебе так нравится!» Орет еще пуще прежнего!

В этот момент из кухни прибегает жена со словами: «Ты чего, не видишь, что ли?» И открепляет заплаканного малыша от стула, за который он, оказывается, зацепился сзади колготками.

Ребенку нет дела до вашей репутации

Писатель раскрывает все грани отцовства в уморительных рассказах о сыне

Артем повадился делать следующее. Когда я на диване с кем-то беседую, малыш на него забирается, подходит ко мне, держась за спинку, и со всей силы начинает шлепать меня ладошкой по лысине. Делает он это обычно с каменным лицом.

Для моих собеседников неожиданность полная. Они начинают неприлично ржать. А беседы порой бывают серьезные: о политике и, даже страшно сказать, об экономике. Своим перформансом малышок дискредитирует все мои аргументы в спорах. Конечно, можно себя утешать тем, что мелкий ведет себя как продвинутый монах дзен и такими действиями показывает мне тщету моего дискурса. Но я каждый раз расстраиваюсь.

Потому что мне почему-то сразу вспоминается глупый детский анекдот про пьяного Петьку, который во время застолья шлепал по башке Котовского с криками: «Кому арбузика?»

Расширяйте границы смешного…

Артем у меня пранкер какой-то. Берет расческу, протягивает мне и хохочет. И так — по несколько раз за вечер. Мне, абсолютно лысому. Расческу.

…и любви

Писатель раскрывает все грани отцовства в уморительных рассказах о сыне

Рано или поздно такое случается в жизни каждого отца. Ты морально готовишься, но это все равно что подготовиться к чуду. В любом случае земля вылетит из-под ног. Без вариантов.

«Я люблю тебя, очень-очень», — сказал мне Артем.

Я покраснел так, что в тот момент мной можно было отопить маленький город.

Первое признание в любви от ребенка: ты вдруг обнаруживаешь себя маленьким-маленьким, как в детстве, на большой теплой ладони мироздания. В тебе больше нет ничего громадно-лишнего, в тебе все — главное.

Артем стоял и причмокивал: искал во рту еще какие-то слова.

Я затаился, не дыша, в ожидании продолжения.

«Очень люблю тебя, — продолжил Артем, — почти как Паддингтона».

Я прослезился.

Второй после Паддингтона — это вершина в детской иерархии, на которую вообще может рассчитывать скучный взрослый.

Вывод прост: относитесь к родительству с юмором и терпением. А какими нестандартными секретами воспитания владеете вы?

Оставить комментарий